Бизнес-процессы: как описать их языком денег?

22 Февраля 2012, Slon.ru

Литература, описывающая финансовое моделирование, не так обширна: читателям в 2012 году доступны три или четыре книги, написанные, в основном, для нужд инвестиционных банкиров и фондов прямых инвестиций. Между тем эти индустрии, которые мы далее будем называть на общепринятом финансовом жаргоне IB (investment banking) и PE (private equity), используют отличный от используемого нами подход. Имея дело в основном с публичными компаниями, они склонны рассматривать компанию как вещь в себе, своего рода черный ящик. Финансовая модель, как мы уже знаем, является прогнозом будущего.

 Как же делают прогнозы о будущем в современной финансовой литературе? В их основе лежит, как правило, так называемое нормативное планирование. Разобрав соотношения показателей в финансовой отчетности, автор модели определяет будущие показатели как функции от показателей прошлых лет. Типичные рекомендации литературы по финансовому моделированию – это «предположите темп роста будущих продаж на уровне темпа роста индустрии в течение 5 лет» или «примите себестоимость за долю от продаж и рассчитайте ее, исходя из прогноза продаж». Темп роста или доля себестоимости от продаж – это «нормативы», параметры прогноза, отсюда и термин. Предполагается, что компания будет повторять год за годом те результаты, которые уже демонстрировала, а аналитик корректирует их на свое представление о будущем.

Откуда аналитик берет свои представления о будущем? Чаще всего он их не рассчитывает, а ссылается на какой-нибудь отчет крупного агентства по исследованию рынков (Gartner, IDC, Forrester и так далее), которые, в свою очередь, чаще всего проводятся методом экспертного консенсуса, то есть опросом специалистов и усреднением ответов. Неизвестно, были ли системные исследования достоверности исследований рынка, поэтому насколько эти прогнозы верны или не верны, сказать сложно. Известно лишь, что агентства, делая многолетние прогнозы, не вспоминают о них, когда подходят названные в этих исследованиях сроки. Это не обязательно означает, что ими используется старый принцип Ходжи Насреддина «либо эмир умрет, либо ишак сдохнет». Возможно, старые исследования за потоком новых просто забываются всеми, включая авторов. Для нас это не так важно, достаточно знать, что аналитик полагает структуру деятельности компании неизменной, а ее финансовые результаты – функцией от внешних обстоятельств.

Такой метод строительства модели относительно несложен, поскольку аналитик может использовать для ее основы стандартную структуру модели с тремя сопряженными формами финансовой отчетности, в которую он загружает исторические данные компании и избранные переменные. Далее задача аналитика сводится к доработке связей модели. Но у данной модели есть методологическая особенность: она предполагает будущее подобным прошлому. Между тем, успешный прогноз будущего возможен, только если мы определим, чем оно не будет похоже на прошлое. От этого недостатка нормативное планирование избавить невозможно.

В нашей методологии финансового моделирования будет применяться метод составления модели не «извне», а «изнутри» компании, путем описания ее бизнес-процессов. Бизнес-процессами компании являются те действия, которые происходят в процессе ее деятельности. Например, наем сотрудника, продажа продукта, закупка товаров и услуг, отсрочка платежа, выплата налога. Все это – бизнес-процессы. Модель, составляемая нами, будет преобразованным в денежный вид планом работы компании – фактически, рассказом о ее будущей деятельности на денежном языке.

Денежный язык при умелом использовании очень гибок. Он может описать все, или почти все. Я склонен думать, что языком чисел даже стихи писать можно, и уж точно финансовая модель может быть использована для рассказа о любых событиях, от евангелий до пьес Шекспира. Изначально финансовая модель имеет дело с проблемой (в ее основе, как и в искусстве, конфликт), затем формализует и приводит к количественному виду все, с чем она имеет дело в той или иной степени условности (искусство точно так же условно), затем рассказывает о транзакциях (взаимодействии) участников модели (персонажах), ее событиях – словом, создает повествование, и приходит к выводу о оптимальном решении – развязке и закономерному итогу своего нарратива. И чтобы не быть голословным, давайте попробуем перевести на язык финансовой модели один из классических сюжетов: «и они поженились и жили долго и счастливо».

Есть ли у брака финансовая модель? Безусловно, но это не модель семейного бюджета. Как можно выразить количественно решение «вступать в брак или нет»? Рассмотрим два случая. Случай первый: обе стороны влюблены. Транзакция: одна любовь обменивается на одну любовь. Все, модель выстроена: обмен равноценный, неучтенных остатков при обмене нет. Денежных отношений в такой схеме не возникает.

Ну а если предположить, что в отношениях нет любви? Рассмотрим модель с точки зрения мужчины, которому не важна эмоциональная сторона брака. У него три принципиальных альтернативы: жена, периодическая смена подруг или содержанка. Как выразить все три в денежном эквиваленте? С содержанкой все понятно: за деньги покупается всегда отличный внешний вид, ухоженный дом и безотказный секс (по крайней мере, в теории). Эти услуги не просто имеют цену:  в интернете полно сайтов, где можно узнать текущую цену запроса и посмотреть варианты. Итак, в лице содержанки перед нами своего рода базовая комплектация. Дальше мы рассмотрим отличия от этого базового варианта. Все отличия можно выразить в альтернативах, а альтернативы в транзакциях и в итоге в деньгах. Остается только сосчитать, в каком из трех вариантов итоговая сумма за один и тот же желаемый комплект качества жизни будет минимальной. 

Вариант с временными подругами предполагает, что платить за секс не надо (плюс деньги), но возможен отказ (минус опцион), готовить они не будут (минус ставка домработницы), внешний вид – как повезет (плюс деньги, минус качество), каждое свидание предполагает кафе-кино (минус сумму на развлечения). С женой появляется хозяйство и относительно гарантированный секс, но прийти домой пьяным нельзя (плюс деньги, минус битая скалкой спина), годовщину забыть нельзя (минус деньги на букет, плюс неиспорченное настроение), сменить жену сложно, а лучше она с возрастом чаще всего не становится (учет фактора времени через подход «покупать или арендовать»). Все, все поддается учету в правильно составленной финансовой модели.

Только еще раз хочу напомнить: если в этой схеме вдруг возникнет любовь – все расчеты полетят кувырком, но не потому, что у любви нет денежного выражения, а потому, что все эти различия по абсолютному масштабу не больше погрешности в вариациях ценности любви – и влюбленный совершенно справедливо ими пренебрежет за их малозначимостью. Итак, если уж человеческие личные отношения можно преобразовать в количественный вид детально и с приемлемыми погрешностями – то экономические отношения внутри компании и компании с внешним миром такому преобразованию поддаются и подавно.